23:03 

Эта Женщина

Фэндом: Шерлок Холмс (Гая Ричи),Дойль Артур Конан «Шерлок Холмс»(кроссовер)
Персонажи: Шерлок Холмс/Ирэн Адлер
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Романтика, Юмор, POV
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 11 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Для Шерлока Холмса она всегда оставалась «Этой Женщиной».

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора и пришлите, пожалуйста, ссылку».

Примечания автора:
Моя мечта - влюбленный Холмс А. Дойля. Я ее воплотила в этом фанфике.

Милая зарисовка по мотивам "Скандала в Богемии".

Все права принадлежат автору книгу и режиссеру фильма.


POW Джон Ватсон

Чтобы там ни говорили всякие прохвосты, а в жизни каждого мужчины есть «та самая» женщина, при воспоминании о которой гордый джентльмен превращается в кисельное желе. Для меня таковой была моя горячо любимая покойная жена Мэри, для моего друга, Шерлока Холмса – Ирэн Адлер.

«Эта женщина» - этот почетный титул носила лишь она одна. В его глазах она затмевала других леди. Право слово, до начала этой увлекательной истории я полагал, что мой друг уже испытал подобный опыт общения с прекрасным полом и потерпел сокрушительное фиаско – так я думал, но увы. Мои умозаключения, никогда особенно не блестевшие особой точностью, тотально развенчал сам мистер Холмс. И к моему глубочайшему изумлению вышеописанный опыт не имел место быть в жизни моего замечательного друга.

Мэри гостила у своей тетки, так что я со спокойной душой каждый день навещал своего друга. Мы как-то разговорились о прелестных леди, их достоинствах, недостатках и способностях. Я с жаром доказывал, что на свете полным-полно достойных женщин, мой друг – не менее горячо приводил контраргументы.

- Полноте, Холмс! Как так плохо можно судить о женщинах! Уж одна-то найдет на вас управу, - негодующе буркнул я. Тот в ответ лишь презрительно фыркнул.

- Будет вам, Ватсон, неужели я вам так докучаю, что вы решили отомстить мне и отослать в плен какого-нибудь миловидного личика? – он улыбнулся так, как улыбаются матери своим глупеньким малышам.

- И все же, меня задевает с каким пренебрежением вы отзываетесь о леди. Это вам не теория Коперника, Холмс! – я сделал еще одну попытку достучаться до друга.

- Учение этого джентльмена имеет гораздо больше шансов быть признанным мною, чем теория доктора Ватсона о высоких способностях наших милых дам, - усмехнулся сыщик и вытянулся в своем кресле, закуривая трубку. Мы больше не говорили на эту тему. Я не мог не признать, что для такого блестящего ума с великолепными аналитическими способностями будет катастрофой, зародись такое нежное чувство. «Думаю, Холмс бежит от любви, как звери от огня…»

- Мой милый Ватсон, я никогда не бегу от опасности, вам ли не знать, - произнес мой друг, как обычно прочитав мои мысли. – Любовь – это опасность, вне сомнений. Для меня уж точно, но я как-то сам задумывался по этому вопросу и пришел к единственному верному выводу. Ведь я заурядная личность как-никак.

- Просветите меня, - с интересом в голосе попросил я.

- Не я от любви бегу, а она от меня. Точнее, улепетывает на всех своих конечностях.

Мне было трудно найти слова для ответа на такое, да уже и не нужно было: нам доставили письмо. Шерлок присвистнул.

- Что скажите, Ватсон? – кивнув подбородком на письмо, спросил Холмс, уже впиваясь своим пронзительным взглядом в него.

- Думаю, этот человек располагает деньгами и он иностранец. Бумага не здешняя, - произнес я, вспоминая метод дедукции своего друга.

- Неплохо-неплохо, Ватсон, - одобрительно склонил голову Холмс. – Что ж, взглянем на ее содержимое. Хм, как я и предполагал – дела пахнет деньгами.

- Что вы имеете в виду? – недоумевал я.

- То, что сказал, - просто ответил он. – Гость из Богемии, так-так. В маске, значит… Сейчас нас посетит весьма заурядная личность, о, кажется это его парный экипаж.

Больше он не сказал ни слова, пока в дверь не постучали и раздалось: «Войдите». Дверь отворилась, и перед нами предстал дородный мужчина. Манера держаться, его осанка выдавали в нем благородного джентльмена, который сжимал короткий хлыст. Холмс бросил на него один из своих испытывающих взглядов.

- Надеюсь, моя записка дошла до вас? – раздался низкий, грубый голос с немецким акцентом.

- Садитесь, прошу, граф фон Крамм. Это мой друг, доктор Ватсон. Вам нет нужды таиться перед ним. Я ему доверяю как себе.

- Что ж, раз так, - странный гость с минуту обдумывал свое положение, высокомерно поглядев на нас.

- Ваше величество, я так понимаю дело крайней важности и требует немедленного решения, если вы соблаговолите посвятить меня в него, - лениво протянул Холмс, - мне легче будет дать совет.

Посетитель от шока вскочил со стула в крайнем волнении, сильнее сжимая свой хлыст. Затем сорвал маску и воскликнул.

- Вы правы, я – король! И я не привык лично заниматься такими делами… Но… но дело столь щекотливое, что я не могу довериться ни одному своему агенту, без угрозы попасть в его руки.

- Я так понимаю, дело в даме, - все в той же манере спросил Холмс, даже не открывая глаз.

- Как вы… хотя в прочем… дело не в обычной леди. Была бы она обычной, ха! Я бы не прибегал к таким мерам, - высокомерно закончил король, презрительно глянув на валявшуюся маску.

- И кто же эта особа, столько сильно потревожившая ваш мир? – Холмс скучающе посмотрел на гостя.

- О, эта, - тон «графа» сменился на благоговейно-восхищенный, но в глазах мелькнули опасные искры. Он нежно провел по хлысту. – Ее имя Ирэн Адлер.

- У вашего величества, судя по всему, есть причины думать, что леди намерена причинить вам большое беспокойство? – сухо поинтересовался Шерлок Холмс.

- Есть, еще какие! – быстро опомнился король, взяв себя в руки. – Она намерена погубить меня!

- Я так понимаю, вы писали ей компрометирующие письма и желаете получить назад? – продолжил Холмс.

- Именно, - кивнул тот.

- Но, ваше величество, вам нечего опасаться, уверяю вас! Ведь их можно спокойно выдать за поддельные! – недоумевал сыщик.

- Так-то оно так, но если они сопровождены нашей общей фотографией с Ирэн, думаю, скандал будет грандиозный.

- О, а вот это уже плохо. Ваше величество серьезно просчитались, - серьезно произнес мой друг.

- Я был без ума от Ирэн! Она так мило просила наше общее фото! – расстроенно завыл король.

- Вам необходимо его купить, - посоветовал Холмс.

- Она не желает продавать. На ее дом был совершенно пять попыток ограбления – никаких результатов!

- Хо-о? А вот это уже интересно! – глаза Холмса загорелись. – А каким образом фото погубит вас?

- Я намерен жениться, а Ирэн грозится отослать фото моей невесте, если я не… - тут он осекся и быстро добавил, - мистер Холмс, я король Богемии. Сами понимаете, моя репутация должна быть идеальной. А моя невеста из семьи строгих принципов. Малейшее сомнение и разрыв неминуем. О, она это сделает! Непременно сделает, вы ее не знаете. Такому характеру позавидовали бы многие мужчины.

- Понятно, - Холмс выпустил колечко дыма, - что ж, я возьмусь за это дело. Надеюсь, я смогу вас найти в Лондоне до вашей помолвки?

- Конечно, гостиница Лэнгхем, граф фон Крамм, - кивнул король.

- Хорошо, адрес мадемуазель? – августейшее лицо быстро чиркнуло пером на бумаге. Мы попрощались. Я глянул на Холмса и на миг не узнал его: на лицо легла гневная тень.

- Кого еще спасать надо, - недовольно произнес он и замолк, присев в кресло у камина. За этот вечер Холмс не произнес больше ни слова, пребывая в крайне мрачном настроении. Я не решился беспокоить его.

На следующее утро, когда я только-только начал завтракать, думая, что мой друг все еще у себя в спальне, в гостиную влетел подвыпивший грум с бакенбардами, одетый более, чем вульгарно. От неожиданности я чуть не подавился бутербродом. Грум любезно похлопал меня по спине, и я услышал веселый голос Холмса.

- Аккуратнее, мой друг, мне еще нужен биограф.

- Холмс, сейчас вы точно переплюнули себя по части перевоплощений!

- Мне приятны ваши слова, Ватсон, но задерживаться я никоим образом не могу! Надеюсь, успею к обеду, и ничего не планируйте на вечер, вы мне очень нужны.

Сказав это, он быстро забежал в свою спальню, пробыл там от силы минут десять и вышел, досадливо проронив: «Ах, дела-дела». Передо мной был Холмс-сыщик, напавший на след. Выглядел он, конечно, уже как благородный джентльмен, но на лице были пышные бакенбарды и усы.

Вернулся Холмс к пяти часам, весело хохоча.

- Дорогой мой, Ватсон, вы даже не представляете, как я провел этот день!

- Буду рад выслушать вас, - ответил я. Холмс попросил пару минут на передышку и чего-нибудь перекусить.

- Честное слово, дело веселенькое попалось, и я совсем забыл поесть! – поделился горечами, прерываясь на заливистый смех. - Ватсон, могу ли я рассчитывать на вашу помощь сегодня в семь вечера?

- Безусловно.

- Даже если нужно будет нарушить закон? Есть угроза угодить за решетку…

- Если дело того стоит…

- Отлично, просто великолепно! Вы – незаменимый друг.

- Что же все-таки с вами приключилось? – напрямую спросил я, съедаемый любопытством. Холмс на миг замер, обдумывая, стоит ли ему отвечать или нет; и выдал такое, от чего у меня волосы стали дыбом.

- Ватсон, друг мой! Поздравьте меня: я женился!

Ноги у меня подкосились, и я шлепнулся на пол.



***



- Вы шутите! – вскричал я. Поверить в это у меня не получалось, но ослепительная улыбка, не сходившая с лица моего друга, убеждала в обратном.

- Ну что вы, Ватсон! Разве я могу так низкопробно шутить? – «обижался» мой друг. Я, как рыба на суше, открывал и закрывал рот, пытаясь подобрать слова, но мои мысли не изъявили желание собираться в моей голове.

- И… кто же… счастливая супруга? – наконец выдал я, чувствуя сухость во рту.

- О, это пустяки, не стоит вашего внимания! – отмахнулся он, хитро добавив в конце. - Но я все же заполучил свой законный поцелуй!

- ХОЛМС! – я возмущенно вскричал.

- Да? Подать воды? – заботливо поинтересовался он. Я с упреком посмотрел в его задорно блестящие глаза.

- Ах, моя жена. «Жена» - красиво слово, не находите, Ватсон? Мелодичное такое, - он мечтательно вздохнул, а я себя незаметно ущипнул. – Вы ведь хотели знать имя моей избранницы? Это Ирэн Адлер.

После минутного молчания, я слабо произнес.

- Я и раньше предполагал, что все это дурной сон, а сейчас убедился в этом окончательно!

- Вы ошибаетесь, мой друг, это самая настоящая жестокая реальность! – улыбнулся Холмс, подавая мне стакан воды.

- Но как такое может быть?

- Терпение, вы все узнаете, не тревожьтесь. Вы ведь не откажетесь от своего слова? – Холмс испытывающе взглянул на меня.

- Не помню, чтобы когда-либо не выполнял данного мною слова. Что мне надо будет сделать?

- Устроить пожар в доме моей супруги!

Ситуация складывалась настолько абсурдной, что у меня не было больше сил пытаться ее понять. Я просто вверил себя в руки Холмса, который быстро объяснял суть плана. Он, под видом священника, попадет в заварушку, и мисс Ирэн будет вынуждена его приютить до прихода медицинской помощи. А мне отдавалась скромная роль – забросить дымовую ракету в гостиную. План шел как маслу. Я смог незаметно добраться от открытых окон виллы до перекрестка улицы, съедаемый муками совести за моего друга (видеть, как нежно заботится о нем такая прелестная женщина, против которой я действовал! О, что за мука!). Тут меня быстро нагнал Холмс. Вид у него был крайне раздосадованный.

- Ох, эта женщина, - горько усмехнулся мой друг, хотя в его словах было неподдельное восхищение.

По дороге к квартире на Бейкер-стрит нам никто не попадался. Только у самого порога его окликнул стройный юноша, пожелав ему спокойной ночи. Холмс нахмурился, пробормотав, что слышал уже этот голос, но где именно, не мог вспомнить.

Был уже поздний вечер. Холмс решил поведать мне о нашей леди (как я заметил, не без должного восхищения), но тут раздался неожиданный звонок. Мы с Холмсом переглянулись, и я благоразумно спрятал пистолет в кармане пиджака. Когда дверь отворилась, перед нами предстал тот самый юноша, что недавно желал моему другу спокойной ночи.

- Вечер добрый, джентльмены, - прозвучал уверенный юношеский голос из-под широкополой шляпы.

- Вы, я так понимаю, друг мисс Ирэн Адлер и решили нанести мне срочный визит, - холодно начал Холмс, его глаза опасно блестели, а меня не покидало чувство подвоха. Юноша вздрогнул, скорее удивленный словами сыщика, чем скрытой за ними угрозе; и тут произошло то, чего мы совсем не ожидали. «Юноша» разразился жемчужным… женским смехом, таким заразительным, что я растерялся. Мой друг, напротив, страдальчески простонал и упал в свое кресло.

- Мои глубочайшие извинения, мистер Холмс! Я не смогла удержаться, - леди взялась за край шляпы и, изящно сняв ее, элегантно поклонилась в духе 16-17 века. – У вас было такое лицо, как и пару часов назад в моей гостиной.

От этих слов, к моему удивлению, Холмс мучительно вспыхнул.

- Присаживайтесь, прошу, - сыщик подвинул стул ближе к огню.

- О, нет, спасибо! Я ненадолго, - отказалась она. Глянув на нее я не мог не признать, что она в самом деле очень хороша. Мужской костюм сидел как влитой и выгодно подчеркивал стройную фигурку.

- Я пришла к вам не только по делу вашего клиента, мистер Холмс, но и по своему собственному, - смущенно закончила она. – Для начала, я бы хотела, чтобы вы передали это ему.

- Это не то, что нужно моему клиенту, - ответил Шерлок Холмс, принимая из рук Адлер конверт.

- Да, но там кое-что получше, - ответила она.

- Позвольте задать вам пару вопросов? – вежливо осведомился мой друг, леди кивнула, глянув на меня.

- Не беспокойтесь, доктор Ватсон – мой верный друг, - это уточнение успокоило Ирэн, и она присела на стул.

- Я бы хотел спросить о «деле» в Богемии, - начал Холмс; брови леди удивленно взметнулись вверх.

- Я… сомневаюсь, что он задел эту тему, - сухо заметила она.

- Вскользь, - уклончиво ответил мой друг. – Для начала, хотел бы выразить восхищение вашим талантом. Провернуть так, чтобы одна известная нам семья вынуждена была покинуть Богемию, а на престол спокойно взошел мой клиент.

- Даже не знаю о чем это вы, - слегка пропела Ирэн, но мелькнувшая улыбка и смущенно опущенные глаза говорили об обратном. Я глянул на Шерлока, тот усмехнулся про себя и продолжил более серьезно.

- Он попал впросак, и вам в срочном порядке пришлось его спасать.

- Что за мужчины пошли, боже мой, - страдальчески вздохнула леди.

- …И с тех пор, приняв вашу дружескую заботу за более нежные чувства, он не давал вам проходу,- продолжал мой друг.

- Некоторым мужчинам нужно в лоб говорить, по-другому ведь не понимают, - пожала плечиками Ирэн, а я на миг задумался: «Она вообще в курсе, что со своим мужем разговаривает?»

- ...Что вы и сделали, - Холмс продолжил слова Ирэн, которая на миг изменилась в лице.

- Да, - тихо ответила она, устремив вдруг остеклевший взгляд; и быстро взяла себя в руки.

- Затем, - голос Шерлока звучал спокойно, но я чувствовал, что в душе у него кипит ярость, - затем случилось то, что заставило вас действовать непоколебимо и жестко. Мы знакомы недолго, но я понял ваш характер. Без крайней нужды вы самое благородное и мягкосердечное существо на всем свете, но пришлось пожертвовать своими принципами.

Леди молчала, ее гордая осанка не выдавала ни одной эмоции, глаза были опущены, не давая возможности моему другу прочесть ее мысли. А я силился понять, что же произошло между Ирэн Адлер и королем.

- Он вас умолял простить его, вы же решили, что страховка не помешает, и попросили совместное фото. Но даже его вы используете в крайней нужде, поэтому решили устроить спектакль со свадьбой, чтобы доказать ему бесполезность фото. Ведь при статусе чужой жены, оно будет обоюдным оружием, так вы рассуждали. Хотя, сомневаюсь, что вы бы решились использовать его, будучи свободной женщиной.

Ирэн слегка порозовела и готова была что-то сказать, как раздался требовательный звонок в дверь.

- Кто бы это мог быть, - недоуменно спросил сам себя Холмс, зная, что встреча с королем назначена на следующий день.

- Это ваш клиент, - услышав тяжелые шаги на лестнице, отозвалась леди.

- Вам необходимо спрятаться! Скорее, в мою спальню! – на миг леди оторопела от этих слов моего друга, но быстро скрылась за указанной дверью. Как только одна закрылась, другая распахнулась, и влетел король, громко возмущаясь.

- Вы знаете? – гремел он.

- О чем же, ваше величество? – холодно спросил Холмс.

- Она замуж вышла, но не за… - тут король вовремя осекся.

- Не совсем понимаю, о чем вы, ваше величество, - сухо начал Холмс. – Раз дело обстоит так, как вы говорите, то беспокоиться более не о чем. Фото становится опасным оружием, как для вас, так и для леди.

- Вы правы, но… - августейшее лицо было явно чем-то озабочено.

- Кстати, мне тут прошло очень любопытное письмо, - произнес Холмс, протягивая его королю Богемии. Тот удивленно принял бумагу.

«Дорогой мистер Холмс, для начала, я бы хотела извиниться за тот маленький инцидент в моей гостиной. Право слово, я не хотела. Но обстоятельства вынудили меня, хотя я до конца не решалась думать плохо о таком милом и несчастном священнике. Однако ваш спектакль не удался; по правде говоря, он меня жутко порадовал. Вы уж извините, я ведь сама актриса, да и мужской костюм очень удобная вещь. Я знала, что если известное нам лицо захочет обратиться к агенту, то им будете вы. Поэтому во время моих прогулок с пяти до семи вечера, я следила за вами, в то время как вы следили за мной. Та фотография останется у меня как залог безопасности. К письму я прилагаю другое фото, думаю, ваш клиент возьмет его с собой. Я вышла замуж и счастлива с этим человеком.

Всего наилучшего!

Вечно ваша, Ирэн А.»

- Ах, ну что за женщина! Как жаль, что она не на одном ранге со мной! Что за королева вышла бы из нее! – восхитился король. – Но что за человек…

- Я извиняюсь, ваше величество, что не дал более существенных результатов, - произнес Холмс.

- Что вы, этого более, чем достаточно! Назовите цену за ваши услуги, быть может, это кольцо, - сказал наш гость, протягивая украшение на ладони.

- Если вы не возражаете, я бы хотел взять это, - он указал на фотокарточку Ирэн в вечернем платье.

- Если вам так необходимо, - недоуменно произнес король, протягивая фото Холмсу. – Хотя я бы хотел убедиться в ее замужестве.

- И что же вы намерены делать, ваше величество? – поинтересовался мой друг.

- Навещу ее и ее мужа сейчас, - торжественно ответил тот, надевая шляпу.

- Да, муж у нее незаурядный. Он любит Ирэн до смерти, так что без тени сомнения поверит в невиновность своей супруги и захочет защитить ее.

- Да что может кто-то против короля? – презрительно бросил тот, сжимая свой хлыст.

- Тоже, что и беззащитная леди – погубить вас.

- Что ж, раз дело такое, я удаляюсь, - попрощался король Богемии.

Входная дверь не успела закрыться за нашим гостем, как мой друг галопом вбежал в свою комнату.

- Так и знал, убежала и любезно закрыла окно после себя, - досадно констатировал Холмс и вернулся к камину.

- Я не мог не заметить, сколько вы утаили от него, Холмс, - заметил я.

- Немного. Всего лишь тот факт, что я – муж Ирэн, и что она была здесь.

- И что же по вашему он сделает сейчас?

- Поедет к ее вилле, но никого там не обнаружит. Я уверен в этом. Иначе бы леди не оставила в письме строчки о своем замужестве.

- Не совсем понимаю связь…

- Видите ли, если б ее муж был бы рядом с ней, ей не нужно было скрываться. Именно за этим и пришла Ирэн ко мне. Она хотела бы разыскать загадочного джентльмена, но не успела попросить об этом. Однако, она вернется ко мне за этим.

- Вы так уверены?

- Конечно. Друг мой, знали бы вы какая гнусная история кроится за всем этим маскарадом.

- Дело было таким неприятным?

- Не то слово, именно поэтому я встал на сторону леди. Для начала, надо рассказать, что со мной приключилось за этот день.

- Я весь во внимании. Мне бы хотелось знать, где настоящий муж…

- Настоящий – прямо здесь перед вами. Что касается того прохвоста, сейчас вы все узнаете, - Холмс удобнее устроился в своем кресле. – Начнем с моего перевоплощения в священника. Вы сыграли свою роль бесподобно, Ватсон, просто бесподобно! А вот я… как думаете, что произошло, после того, как вы бросили дымовую ракету в гостиную Ирэн?

- По плану, она должна была показать вам необходимое фото, - вспомнил я слова своего друга.

- А вот черта с два! – хлопнул он себя по коленям. – Я был готов увидеть тайник или еще что-то в этом роде. И что в итоге увидел?

- Что?

- Два великолепных кольта от Роллина Уайта, чьи дула были направлены в мою голову! «Мистер Холмс, я любезно попрошу вас покинуть мой дом» - процитировал он слова Ирэн. – О, как она это сказала! Хладнокровно, без тени волнения. Что за женщина, что за актриса! – восклицал он с неистовым восторгом, которому, по правде говоря, он предавался крайне редко. ( Сомневаюсь, что она не состоит на тайной службе ее Величества, - добавил он про себя.)

- И вы вынуждены были уйти? - спросил я.

- Сегодня прескверный день в моей жизни, - вздохнул Холмс, но как-то неубедительно. – Сегодня меня дважды обыграла моя жена.

- Что же было дальше? – вновь спросил я.

- Дальше, - тут Холмс помрачнел. – Будучи грумом с утра, я многое выяснил про Ирэн и про одного ее знакомого. Последний не делает ей чести, но, я так понимаю, что выбора у нее не было. Информация про ее мужа была крайне занимательна, точнее информация про ее липового жениха. Я ведь муж, - поправил себя Холмс. – Так вот, этот прохвост был в сговоре с королем с того момента, как Ирэн попросила помощи у этого Джереми Уайта. О, что за мерзавцы они оба!

- Холмс! – я вскрикнул от удивления.

- Джереми Уайт – бывший актер из труппы Адлер. Картежник и весь в долгах. И они вместе с королем решились на самое гнусное преступление, какое можно вообразить. Она решили устроить настоящую свадьбу. Одному достанется леди в качестве любовницы, другому ее состояние и щедрый гонорар. Переодевшись в джентльмена и поспешив в церковь святой Моники на Эджвер-род, я увидел там настоящего местного священника и убедился в сговоре. Что же я сделал? Для начала я устроил так, чтобы женишок не попал на свадьбу (отдельная благодарность сообществу грумов), где его уже ждали готовые бумаги и мисс Адлер. Честное слово, Ватсон, я не думал, что дело дойдет до настоящего венчания. Я был уверен, что леди заметит, что я не тот жених. Однако, она был так поглощена всеми событиями, державшие ее как в тисках, что увидела замену только тогда, когда я получил свой законный поцелуй.

Холмс мечтательно вздохнул и легко коснулся длинными пальцами своих губ.

- Наше августейшее лицо довело леди, а как вы уже поняли, она не из слабонервных. В итоге, мне пришлось быстро скрыться, пока моя милая супруга не вспомнила про кольты. Моя подпись стоит под чужим именем, но в любом суде я смогу доказать, что я – ее муж, смахнув на переизбыток чувств в этот счастливейший день в моей жизни.

Последние слова прозвучали несколько пренебрежительно, но это меня не удивило. Холмс всегда так отзывался о нежных чувствах.

- Однако, я не совсем понимаю, почему вы уверены, что она вернется, - с сомнением произнес я.

- А это! Видите ли, Ватсон, по моему плану с дымовой ракетой я надеялся пустить в ход сильнейший женский импульс: при пожаре спасают самое дорогое. Однако я жестко просчитался, когда не учел стальные нервы мисс Ирэн. Тогда я решил пойти другим путем. Мисс Адлер, как женщина и как актриса, несомненно, личность романтичная и любопытная. А что может быть интереснее, чем загадочный джентльмен, который, к тому же, ее муж?

- И как же вы ей все это объясните, зачем женились вместо того Уайта?

- Так и объясню, - он пожал плечами. - Она женщина разумная, понимает, что наличие мужа обеспечивает стабильную безопасность. Ведь я не претендую на ее состояние. Леди сама будет рада, когда узнает, что ее муж я.

- Но поцелуй, Холмс! – негодующе воскликнул я.

- А-а, да. Это было лучшее вознаграждение, которое я получил от леди. Я ведь очень старался ради нее, - лукаво закончил Холмс.

- Однако она-то не знает об этом! – не унимался я.

- Не велика потеря, хотя этот поцелуй даст волю ее воображению, а женское любопытство доведут дело до конца.

- Мисс Ирэн благородно поступила, не сдав вас королю, - заметил я, примерившись.

- Да, это еще раз доказывает, что она доверяет мне и обратится за помощью.

- Не помню, чтобы вы, Холмс, так старались ради женщины, - произнес я, с подозрением оглядев моего друга.

- Я всегда стараюсь, чтобы мерзавцы были наказаны, - спокойно произнес он, хотя на скулах появился легкий румянец.

- Я все же не могу понять, что же такого сделал король, что было достаточно ужасным, но не настолько, чтоб его сразу же погубить.

- Он поднял на нее руку, - с тихой яростью, ответил Холмс. – Руку, отягощенную хлыстом. Если б она дала волю своему оскорбленному чувству, меня бы посадили за пособничество в сокрытии преступника.

- Не понял…?

- Меня бы наверняка вызвали по дело убийства кронпринца Богемии, которого изрешетили двенадцатью пулями. А я, в свою очередь, выяснив обстоятельства, помог бы ей скрыться. Уверяю вас, Ватсон, он заслуживает кары более грозной, чем компрометирующее фото. Наша леди оказала ему огромную услугу.

- Но как вы узнали, что он ударил ее хлыстом?

- Это проще простого: когда он пришел к нам впервые, то держал в руке свой хлыст. И только речь заходила о их общем с Ирэн прошлом, как его пальцы любовно гладили это оружие.

- Не могу поверить, что мужчина способен поднять руку на женщину…

- Таких случаев сотни тысяч, мой друг.

- А вы бы признались королю, что это вы – настоящий муж Ирэн?

- Да, - после некоторого молчания произнес Холмс. – Хотя, я думаю, что король догадывается о некоторой связи между мной и загадочным мужем. Если бы он спросил напрямую – это выдало бы и меня, и его темные делишки. Скандал ему не нужен, так что обстоятельства он выясняет сам.

- Мне кажется, вы проделали такую тяжелую работу не только ради безопасности леди, - я глянул на друга испытывающе.

- Я рад, Ватсон, что вы тренируете свою наблюдательность, - улыбнулся он и добавил то, чего я ожидал с крохотной надеждой. – Кажется, я попался…

Больше мы не затрагивали эту тему, хотя я замечал, что Холмс очень внимательно изучает статьи светской хроники в газетах. Дни сменялись неделями, а те перешли в месяца. Мы уже не надеялись, что Ирэн как-то даст о себе знать, пока не наступило рождественское утро. Прошло уже четыре месяца с момента дела о короле Богемии. Мы закончили свой завтрак и тихо попивали кофе перед камином. Раздался звонок.

- Видимо, дело у леди срочное, - произнес Холмс.

- Неужели вы видите сквозь двери и стены? – воскликнул я.

- Нет, друг мой, просто леди вряд ли доложит о своем приходе на всю округу, как это делают джентльмены, - пояснил Холмс.

- А как вы узнали про срочное дело?

- А что еще может заставить прийти в такую рань, тем более в Рождество.

- Простите, - постучавшись, вошел наш слуга, докладывая, - мисс Ирэн Адлер к мистеру Холмсу.

Мой друг вскочил как ошпаренный. В гостиную вошла она: прекрасная, грациозная, очаровательно женственная.

- С рождеством, джентльмены, - улыбнулась она, снимая перчатки.

- С рождеством, - ответил мы. Я ненароком глянул на Холмса. Таким смущенным он не выглядел на моей памяти никогда.

- Пожалуйста, присаживайтесь, мисс Адлер, - предложил мой друг.

- Благодарю, - леди немного смутили последние слова Холмса, а тот отошел в сторону, выбрав наблюдательный мункт.

- Мистер Холмс, у меня к вам очень… деликатное дело, - начала она, - вы ведь знаете, что я вышла замуж. Конечно знаете, это же вы. Так вот, по сценарию спектакля, моим мужем должен был стать мой друг Джереми Уайт, но не стал. А я-то тоже хороша, даже не смотрела на своего жениха, когда обручалась в церкви, - рассердилась она сама на себя.

- И что же произошло?

- Не сочтите меня легкомысленной, Мистер Холмс, - замялась она.

- Ни в коем случае, - твердо заявил он.

- Дело в том, что я была тогда сама не своя и мало на что обращала внимание. И увидела другого мужчину рядом с собой у алтаря, и то, только тогда, когда ему разрешили поцеловать меня, - тут ее щечки покрылись нежным румянцем. – Однако увидев подмену, я пришла в такой ужас, что чуть не выхватила пистолеты (мы с Холмсом переглянулись). И слава богу, что не сделала этого, ведь там стоял, как я выяснила потом, настоящий священник. Вся эта ситуация была такой странной, что я написала Джереми. Ответ пришел в очень грубой форме, где он поведал о странной аварии и разговоре с мужчиной, который потребовал не докучать мне. Мистер Уайт попытался очернить того загадочного джентльмена, но я поняла что к чему, когда пришел ответ от того милого священника из церкви. В письме он описал мужчину, который назначил обряд: это был Джереми.

- И вы сейчас хотите, чтобы я разыскал того джентльмена? – осведомился Холмс.

- Да, - кивнула она, стыдливо опустив глаза, - если можете.

- Чего же вы от него хотите? – спросил Холмс.

- Выяснить, что он делал в церкви. Мне на ум пришла ужасающая мысль, что он просто перепутал церкви и попал не на свою церемонию. А я скрылась слишком быстро. Может он сам меня ищет, чтобы исправить ситуацию. Или мое присутствие мешает ему быть счастливой с его избранницей. В общем, я хочу поставить все точки над «i».

- Я вас понял. А если окажется, что все ваши догадки ошибочны, и он действовал из других мотивов? – спросил ее Шерлок.

- Вы имеете в виду, что церемония могла быть подстроена с целью завладеть моим состоянием? – озвучила она мысли Холмса.

- Все может быть, - пожал плечами мой сожитель. – Может, судьба вам послала доброго друга.

- Я была бы очень рада, но чтобы убедится во всем, мне нужно с ним поговорить. Вполне может быть, что он совсем не добрый друг…

- Он не такой уж плохой, уверяю вас! – с жаром воскликнул Холмс. Адлер наклонила голову на бок, внимательно приглядываясь к моему другу.

- Вы его знаете, - констатировала она.

- Знаю, - кивнул Холмс.

- Хорошо знаете, по-видимому. Вы отвезете меня к нему? – спросила Ирэн.

- Когда вам будет угодно, - вздохнул он.

- Прямо сейчас, если вы не заняты, - леди встала.

- Прямо сейчас? Помилуйте, возможно, он не дома, мне нужно связаться с ним, - уклонился Холмс.

- О, что-то мне подсказывает, что он дома, - произнесла Адлер.

Холмс посмотрел на меня взглядом пойманной птицы. Вздохнув, он пробормотал что-то про пальто и направился в свою комнату. А Ирэн взволнованно начала ходить по комнате. Мне показалось, что она о многом догадывается. Раздался звук отворившейся двери, в гостиную вернулся Холмс. В образе того самого джентльмена, что был в церкви.

- Вам этот образ не идет, Мистер Холмс, - тихо произнесла Ирэн. – Я в церкви еще думала, что тому джентльмену совершенно не идут бакенбарды и усы.

- Раньше никто не жаловался на мою маскировку, - смутился мой друг, отклеивая с лица усы и бакенбарды.

- Зачем? Вы так рисковали… - все так же тихо спросила она.

- Пришлось, - развел руками Холмс.

- Вот как, - мягко произнесла леди, смущаясь. – Что ж, Лондон может спать спокойно, зная, что у него есть такой защитник как вы. Мне пора. Вечером я выступаю в Оперетте. Всего хорошего, мистер Холмс, доктор, - она изящно поклонилась, печально улыбаясь, и ушла.

- Вы так и будете стоять столбом, Холмс? – изумился я.

- Ватсон, я же…

- Сейчас вы не можете отрицать, что попались на венерину удочку. Смотрите, ваша леди забыла перчатки.

- Я буду непроходимым болваном, если не верну их ей.

Дальнейшие подробности слишком нежны и интимны, так что я просвещен в них не больше вашего. Но кое-что мне, все же, известно.

Вечер. Оперетта. Спектакль окончился, и под восторженные овации труппа скрылась за кулисами. В гримерной Адлер было тихо. Леди сидела напротив зеркала; посмотрела на свои опущенные руки и уронила пару слезинок. «Любовь травами не лечится.», - печально улыбнулась Ирэн.

- Ох, небо, за что ты ко мне так жестоко? – уронила голову Адлер. – Почему из всех мужчин – он?

В дверь постучали. Леди встрепенулась и быстро взяла себя в руки, разрешив войти. Дверь открылась в комнату неслышно вошел Холмс. Обернувшись, Ирэн чуть не лишилась чувств.

- Добрый вечер, я пришел вернуть ваши перчатки, - тихо произнес мужчина, комкая несчастную вещь в руках.

- О, да! Благодарю вас, - немного разочарованно сказала Ирэн. Повисла неловкая пауза. Затем Холмс заметил.

- Просто, я решил, что вы без них не обойдетесь, вы ведь верхом часто ездите.

- Да, это так, - губы Адлер растянулись в печальной улыбке.

- Я принес ваши перчатки, - мягко повторил он, шагнув к ней. – Мне бы не хотелось, чтобы ваши нежные ручки, что так заботились обо мне в вашей гостиной, замерзли.

Сказав это, Шерлок поднес ладони к своим губам, и , прикрыв глаза, нежно-нежно касался каждого пальчика. Ирэн почувствовала, как все внутри переворачивается, и неуверенно подняла глаза.

- Мне следовало дать пинка еще сегодня утром, - сурово заметил он, на что леди негромко рассмеялась.

- Да, следовало, - кивнула она, чувствуя, что больше не может сдерживать в себе бурю чувств, и по щекам бегут слезы радости.

- А что вы бы сделали, не верни я ваши перчатки? – мягко спросил Холмс, вытирая мокрые дорожки.

- Я бы забыла во второй раз свою сумочку, - бодро заявила она.

- А если бы и тогда? – с лукавой улыбкой поинтересовался он.

- Я бы нашла на вас управу, сэр! – возмутилась она.

- Я шучу, шучу, - примирительно сказал Шерлок. – А сейчас, позвольте мне еще раз кое-что у вас украсть.

- Пожалуйста, - отступая, проговорила Ирэн, - все, что сможете унести – ваше.

- Тогда, возьму это, - с такими словами он с легкостью подхватил ее на руки и, не дожидаясь разрешения, поцеловал. Поцеловал так, что все вокруг них перестало существовать в ту же секунду.



***



Для Шерлока Холмса она всегда оставалась «Этой Женщиной». Даже после ее смерти почетный титул никому не был присужден. Ирэн Адлер была единственной женщиной, существовавшей для него.

@музыка: Christina Aguilera & A Great Big World - Say Something

@настроение: романтика/любовь/уважение/дружба/преданность/благородство

@темы: шерлок холмс/ирэн адлер. Ватсон

URL
   

Дворянство и Ко

главная